Главная Общество В сердце память своём храню
05.05.2012
Просмотров: 1237, комментариев: 0

В сердце память своём храню

В сердце память своём храню

Скоро в шестьдесят седьмой раз с той самой дорогой победной весны 1945 года зазеленеют, зашумят на ветру берёзы. И, как всегда, вместе со всем народом России она тоже порадуется весне и вновь с нежностью и грустью вспомнит своего отца, ушедшего на войну и погибшего в боях, помянет его, погибшего воина Николая Назарова.

Помнится ей привокзальная сутолока. Шумная толпа. Слёзы и женский плач. Она, Ниночка Назарова, тоже плачет, крепко прижавшись к отцу, не разжимает цепких ручонок даже тогда, когда прозвучала команда «По вагонам!». Так до вагона и нёс отец Ниночку на руках, а она глядела во все глаза на него, куда-то спешившего вместе с другими, одетыми в длинные шинели, мужчинами. Но вот мама снимает дочку с отцовских рук и говорит мужу последние напутственные слова: «Береги себя! Мы будем тебя ждать», а в ответ: «Вернусь. Ждите». Потом бежали они с мамой по перрону, пока поезд не скрылся из виду. Сколько раз этот жизненный эпизод вспоминала Нина Николаевна Макашина... Он, как несколько кадров немого кино, запечатлелся в её мозгу, в её сердце… Могла ли она подумать, что это были последние минуты общения с отцом.

Но память, она многое оставила в детской душе девочки. Нина помнит, как с отцом побывала на новогодней ёлке в Москве, где прочитала выученное с ним же длинное стихотворение о Снегурочке и Дедушке Морозе. Но более всего запечатлела детская память родное и любимое лицо отца в тот самый последний день перед отправкой на фронт...

На стене в их коммунальной квартире висели два больших портрета – папин и дочкин. В 1941 году Нина пошла в школу, а мама Надежда Ивановна работала на фабрике. Все шло своим чередом, но однажды вдруг ни с того ни с сего упал портрет отца, стекло разбилось. Надежда Ивановна и Нина, вздрогнув от неожиданности, смотрели на свою соседку Софью Павловну Анципа, которая и произнесла: «К беде это, Надя, что-то случилось с Николаем». И как не протестовало женское сердце, как не сопротивлялся разум, ну, упала рамка со стеклом, починим и повесим опять, что-то внутри оборвалось... От мужа всё нет и нет долгожданной весточки… Вскоре весть пришла… Горькую весть принесла похоронка. Нина была дома одна. Зная, что мать будет очень переживать, девочка решила спрятать похоронку. И только через неделю нашла Надежда Ивановна похоронку в детских игрушках дочери. Запричитала, отгоняя от себя веру в сообщение о гибели мужа, не особо сурово укоряя дочку за этот обман, прижала к материнской груди свою «сиротинушку» и дала волю слезам о безвозвратной утрате. Вся жизнь промелькнула в эти горькие минуты. Вспомнилась Надежде встреча с молодым Николаем, приехавшим на Решетихинскую фабрику, где по окончании школы ФЗУ он работал электриком. Вспомнила, как в 1932 году они поженились, как он любил свою дочку Нину... Воспоминаниями о родном и любимом человеке и жила Надежда Ивановна всю жизнь, несла свой крест, свою вдовью долю до конца дней своих.

Рассказывая о жизни, о семье, Н. Н. Макашина волнуется, еле сдерживает слёзы. Сколько раз они говорили с матерью, а ведь не случись этой проклятой войны, жизнь бы их могла сложиться по-другому, а главное, жили б они полной семьёй. Матери трудно было одной воспитывать ребёнка. Работой она глушила горечь свою, да и надо было дочку ставить на ноги. К тому же у той случилось осложнение на глаза после кори. В лечении очень помог В. Ф. Константинов – главный врач Решетихинской больницы, показав Нину Назарову опытному специалисту. «Мир не без добрых людей, – говорит Н. Н. Макашина, – много их на моём пути встретилось. Но одно я уяснила твёрдо, надо учиться и работать. После девяти классов я устроилась на железную дорогу ученицей весовщика. Небольшой, но всё же вклад в семейный бюджет. Правда, вскоре должность весовщика сократили. Устроилась в крутильное производство фабрики. Быстро освоила машину, стала крутильщицей».

И вновь вспоминает моя героиня о суровых военных годах. В 1943 году мать Нины Николаевны работала в госпитале, куда привозили раненых бойцов. Нина со своей подругой Кирой Малышевой, с которой они были как сёстры, да ещё похожи были – у каждой была пышная длинная коса, бегали после уроков помогать ухаживать за ранеными. Однажды девчонок пригласили в радиорубку, показали им на микрофон и велели читать стихи. Несмотря на то что весна на дворе, Нина прочитала то стихотворение, которое выучила со своим отцом до войны. «Думала, засмеют, о Снегурочке и Дедушке Морозе только на Новый год рассказывают стихи, а тут весна. К счастью, всем понравилось. Бойцы благодарили. Так мы потом и в палатах стали читать раненым стихи. Другие школьники тоже приходили помогать в работе с ранеными. И концерты устраивали. Печеньице или кусок хлеба в знак благодарности – этот гонорар был очень нам дорог», – вспоминает Нина Николаевна.

Работа в цехе, общественная работа, цеховые и общефабричные смотры художественной самодеятельности делали жизнь фабричной молодёжи интересной. В музее фабрики есть стенд, посвящённый теме художественной самодеятельности, на нём любительская фотография сцены из спектакля «Сиреневый сад», в котором участвовала Н. Н. Макашина. Тогда спектакли, поставленные с участием фабричных артистов, были не редкими, а в смотрах принимали участие сотни человек. Без отрыва от производства Нина Николаевна закончила десятый класс.

Крутильщицей Н. Н. Макашина проработала до пенсии. У неё десятки поощрений за труд. Была она победителем социалистического соревнования, ударником пятилеток, награждена она медалью «Ветеран труда». Гордостью считает свою принадлежность к поколению, которое вершило и строило. Сколько субботников и воскресников на новостройках проведено. Взять тот же Дворец культуры – сколько привлечено было работников фабрики на его строительство. Фабричному строительному цеху нужно было помогать на подсобных работах. «Для себя же строили, вот и ходили с охотой да песнями. Или улицы озеленяли. Летом работали вожатыми в пионерском лагере. Фабричный профсоюз поощрял работу путёвками, побывала я в Венгрии, на курортах юга нашей страны. И всегда участвовала в самодеятельности», – показывая многочисленные почётные грамоты и дипломы, рассказывает Н. Н. Макашина. Она лауреат Всесоюзного смотра художественного творчества в честь 40-летия Победы в Великой Отечественной войне 1941-1945 гг. Её общественная работа в качестве профгруппорга отмечена нагрудным знаком ВЦСПС «За активную работу в профсоюзе».

Автору этих строк запомнился один из концертов, в котором Н. Н. Макашина читала монолог Христины Архиповны из пьесы А. Корнейчука «Платон Кречет». Читает исполнительница монолог санитарки, простой женщины от сохи, а у зрителей перед глазами – сельская больничка, подъезжающие подводы с ранеными, операция, которую делает одному из раненых талантливый доктор, оказавшийся там по случаю, и ассистирует ему простая санитарка, на плечах которой вся забота о раненых и той больничке… Просто театр одного актёра. Так великолепно Нина Николаевна читала тот монолог.

До 75 лет работала Нина Николаевна, в том числе более 16 лет – в доме-интернате. И по сей день участвует в концертах, и всегда работала с душой, с полной отдачей – достойная представительница поколения военных лет.

Н. Н. Макашина воспитала двух дочерей, уже и внуки радуют успехами. И от мамы, и от бабушки знают они о нелёгкой судьбе семьи, о погибшем на войне защитнике Родины. А как иначе? Ведь Н. Н. Макашина до сих пор говорит: «В сердце память своём храню, детям и внукам передаю эту священную память о моём отце – Николае Назарове, жизнь отдавшего за Отечество».

Р. Тюсова. Фото автора и из архива Н. Макашиной.

Комментарии

Архив новостей

понвтрсрдчетпятсубвск
  12345
6789101112
13141516171819
20212223242526
2728293031